Архив выпусков

Интервью с С. Всехсвятским. Альянс Gloryon Internetwork Holding и Youniverse World Corporation

все статьи по теме> | все статьи автора>

14.10.2010
Добрый день, уважаемые читатели. Меня зовут Александр Синамати.  
   
Этот материал посвящен объявленному недавно альянсу двух сетевых компаний: российской компании Gloryon Internetwork Holding и компании Youniverse World Corporation. Такое событие, как альянс двух компаний, на нашем рынке редкое и поэтому оно вызвало интерес и у лидеров сетевой индустрии и у меня, как у издателя журнала «Сетевой маркетинг и прямые продажи». И это событие я попросил прокомментировать Сергея Всехсвятского, члена корпоративного совета компании «Gloryon», человека, который стоял у истоков создания компании, а также Сергей является известным общеиндустриальным тренером, автором книг о сетевом маркетинге.  
   
Аудиозапись беседы вы можете прослушать на www.sinamati.com/audio 
   
А.С. — Сергей, добрый день.  
   
С.В. — Добрый день, Александр.  
   
А.С. — Сергей, спасибо, что ты согласился дать интервью, и я надеюсь, что это послужит примером открытости, и другие руководители компании также согласятся предоставить подробную информацию об альянсе. Сергей, я готовился к встрече с тобой следующим образом: я написал своим знакомым сетевикам, среди которых были и лидеры «Gloryon» и лидеры компании «Universe» и попросил их высказать своё мнение по поводу альянса. Всю информацию я обработал, немного очистил от эмоциональных и оценочных высказываний, чтобы мы с тобой не выходили за рамки корректной беседы, сгруппировал их по темам и во время нашей беседы я буду тебе эту информацию давать, чтобы ты выразил к ней своё отношение. Если ты не захочешь отвечать на какой—то вопрос или этот вопрос будет вне твоей компетенции, то можно оставить без комментариев. Содержание нашей беседы корректироваться не будет, и запись выйдет в эфир в том виде, в каком мы её сделали. Хорошо?  
   
С. В. — Договорились.  
   
А. С. — Итак, первая группа вопросов, под общим заголовком «Зачем?». В основе любого союза лежит обоюдная выгода для сторон, поэтому вопрос формулируется так: «Почему руководители компании задумались об альянсе? Какие выгоды в результате альянса получит «Gloryon» и какие выгоды получит «Universe»?  
   
С.— Ну, во—первых, я хочу немножко по-другому расставить акценты, главное переставить акцент со слова «двух» на само слово «альянс», потому что когда мы задумывали альянс, то предполагали, что он будет включать больше двух участников и на данный момент существует определённый шорт-лист компаний, с которыми ведутся переговоры  о расширении рамок альянса. И моя личная мечта состоит в том, чтобы к концу октября мы бы объявили уже о хорошем, полноценном альянсе, на, может быть, 4–5 участников. Мы не планируем расширять его бесконечно, но, я считаю, что несколько участников это такая стабильная цифра.  
Второй момент: я постоянно провожу аналогию нашего альянса с определёнными известными альянсами в политическом и экономическом мире, говорят о том, что 20-й век был веком империи, а 21-й век это век союзов, сетей и альянсов и мы видим это на каждом шагу, что маркетинговые сети, торговые сети, дистрибьюторские сети, многоуровневые сети — это явление 21-го века. И две аналогии, которые я провожу наиболее часто — это ситуация с европейским сообществом и ситуация с альянсами авиакомпаний. Второе мне может быть даже ближе, потому что я вот только что купил билет на египетские авиалинии,  а мили по этому авиабилету мне будут засчитываться на мою карточку авиакомпании «Люфтганза», а получить причитающийся призовой полёт на следующий год, я планирую в компании «Biman», т.е. фактически мне, как потребителю очень выгодно существование таких альянсов. Именно из этого мы исходили, когда смотрели на выгоды как конечного клиента, который получает более широкий ассортимент продукции за счёт снижения издержек, он получит эту продукцию по более конкурентноспособным ценам. Второй момент — это выгода дистрибьюторов и продавцов. Ни для кого не секрет, что продавцы сейчас торгуют тем, что придётся и часто это безочковая продукция или продукция других компаний, а тут у каждого конечного продавца появляется более широкий ассортимент и он весь балловый, ну и выгода для компаний примерно такая же,  как в случае политических и экономических альянсов это доступ к более широким ресурсам, странам, регионам, складам, инфраструктуре, образовательным ресурсам, а за счёт этого снижение издержек, повышение прибыли, в общем, всё достаточно понятно.  
   
А.С.— ОК, я понимаю, что за выгоды, которые получит «Universe», ты отвечать не можешь. Поэтому я задаю тебе вопрос, совершенно конкретный: к каким ресурсам, которыми обладает компания «Universe», получает доступ компания«Gloryon», что такое «Gloryon» получит от компании «Universe»?  
   
С.В. — Ну, здесь мы с неизбежностью приходим к личности владельца компании «Universe» Фабрис Керерве, который, я думаю, по праву считается как одной из харизматических, мотивационных фигур, так и одной из самых неоднозначных фигур в сетевом бизнесе. Он открыто это признаёт, не делает из этого никакого секрета, что его не любят, либо любят, но, по крайней мере, все знают. Поэтому, это естественно доступ к мотивационным ресурсам, это определённый доступ к европейским ресурсам.  
   
А.С. — К каким именно? Серёжа, давай я ещё раз обострю  этот вопрос, не случайно я спрашиваю именно про компанию «Universe». Вот у меня, передо мной письмо лидера компании«Universe», который открыто, пишет, что, цитирую: «Последние 6 месяцев работы компании, лидеры компании сидят без чеков и без продукции», — поэтому возникает такой вопрос: ресурсов, собственно говоря, у компании «Universe» кроме, безусловно, харизмы её лидера, нет никаких. Возникает вопрос: правильно ли я понимаю, что у компании  «Gloryon», по сути дела, дефицит харизматических мотиваторов и они вынуждены одалживать их со стороны?  
   
С.В. — Ну, это сильно обострённый вопрос, постановка вопроса. Харизма лишней не бывает никогда, и компания празднует десятилетнюю годовщину, и время от времени, естественно определённая новая кровь, новая прививка нужна. Я не могу сказать, что без неё мы бы не прожили, но точно также нельзя сказать, что Франция или Германия не прожили бы без европейского сообщества, конечно бы прожили.  
   
А.С. — Можно сразу коммент? Ты в курсе, что Европейский союз сейчас испытывает большие сложности с  определёнными членами этого союза, как оказалось, что Греция и другие страны являются обузой для Евросоюза, а не помощью, и никаких ресурсов там не было и быть не может.  
   
С.В. — Саша, я более тщательно слежу за политикой и новостями и как раз недавно читал хорошую аналитическую статью о том, что греческий кризис был «переварен» Евросоюзом достаточно быстро и что на данный момент его последствия уже не ощущаются  и то, что за последний месяц евро укрепился и вышел на уровень до греческого кризиса, это подтверждает.  Т.е. для меня существование какой—то системы определяется не наличием кризиса, кризисы есть всегда, а умением справляться с кризисами. На мой взгляд, Евросоюз справился с кризисом достаточно эффективно.  
   
А.С. – То есть правильно ли я понимаю, что «Gloryon» будет помогать «Universe» справляться с кризисом?  
   
С.В. — Скажем так, мы, входя в этот альянс, естественно просчитывали все риски.  
   
А.С — Ну и какие на твой взгляд риски?  
   
С.В. — Ну риск, очень простой. Фабрис, как человек эмоциональный и харизматичный, за последние 10 лет известен тем, что создавая, разрушал и известный нам Дмитрий Смакотин назвал его «деструктором», т.е. человеком, разрушающим свои собственные творения. И это один из главных рисков, что пройдет год-два и Фабрису станет скучно в существующем альянсе. Но, во-первых: он сам это понимает и, во-вторых: тут ещё нужно заметить и то, что диалог Сергея Булавченко (президент компании Gloryon) и Фабриса длится уже 8 лет, они уже давно знают друг друга, и эта идея не первый раз возникла. Но, на мой взгляд, а я общался с ним буквально неделю назад, Фабрис достиг того уровня зрелости, когда он понимает, что разрушить ситуацию ещё один раз, будет ему слишком дорого.  
   
А.С. — То есть он реально понял, что он на краю, и ещё одного проекта, разрушенного, его карьера не выдержит?  
   
С.В. — Ну здесь я могу только предполагать.  
   
А.С.— Я тоже, естественно.  
   
С.В. — Я думаю, что да, и это будет для него одной из сильных мотивирующих сил, чтобы вступить в альянс.  
   
А.С. — То есть сухой остаток я бы подвёл так: одной из причин альянса является то, что компания    «Gloryon», перевалив за десятилетие, ощущает некий кризис идей, но у неё есть хорошие организационные возможности. А компания «Universe» обладает харизматичным лидером, который фонтанирует идеями, но эти идеи абсолютно не подтверждены организационными и финансовыми ресурсами.Так?  
   
С.В. — Ну, я бы назвал это преувеличением, я так скажу: у нас нет кризиса идей, любая структура за 10 лет своего существования становится консервативной, обрастает определённым багажом, традициями и время от времени этот багаж нужно взрывать. Для нас Фабрис это такой небольшой взрыв, шок, да шок, для системы.  
   
А.С. — Не боитесь, что он может взорвать так, что от системы ничего не останется?  
   
С.В. — Нет, мы не боимся, у нас очень хорошая позиция на рынке, у нас сильная внутренняя спайка, связка и понимание и поэтому, после первой эмоциональной реакции лидеры нашей компании поняли, что им это не страшно.  
   
А.С. — Всё, спасибо большое. Вторая группа вопросов: под общим заголовком «А что предлагает альянс?». Ну, начнём с формы. Я понимаю, что такой жанр, как коммюнике подразумевает наличие громких слов и отсутствие деталей, вместе с тем, опыт показывает, что когда компания и люди используют в речи пафосные слова и выражения, то чаще всего за ними стоят мало чем подкреплённые  вещи. Ну, вот я почитал эксклюзив, почитал вернее коммюнике и вот что я там выяснил: «Мировой эксклюзив, глобальный альянс, новая революционно—экономическая модель, создание масштабной социальной тематической сети 21 века, самой крупной в истории Интернета, гигантская  международная сеть». Ты знаешь, мне не хватает только сообщения о том, что вскоре состоится межпланетный шахматный турнир с участием васюкинцев и представителей внеземных цивилизаций. Тебе самому как эта риторика?  
   
С.В. — Саш, ну мы давно оба в сетевой индустрии и понимаем, что в ней есть существующие определённые  условности и определённые традиции. Что да, действительно, этот документ выдержан в пафосном стиле и у него есть определённые адресаты и вместе с тем, ну, прямо сегодня ты читал готовящийся второй документ, который будет более спокойно, более прагматично, более методично раскрывать выгоды участия первой фазы. Есть люди, которые ориентированы на новые идеи, есть люди, которые ориентированы на сиюминутные выгоды.  
   
А.С. — Вот это коммюнике на кого обращено? На какую целевую аудиторию?  
   
С.В. — Саша, ну ты же знаешь ответ. Конечно на тех, кто ведётся на новые идеи.  
   
А.С. — Вот они вам нужны, те, которые ведутся, потом переведутся? Это аудитория Фабриса.  
   
С.В. — Ну, поскольку сейчас мы формируем общую аудиторию, и коммюнике общее, то естественно нам нужны и такие и такие люди.  
   
А.С. — Хорошо. Значит, вот по поводу концепции, а именно внедрения новой модели бизнеса социальных сетей. Серёжа, ну ты знаешь, что я чайник абсолютнейший в Интернете, я не специалист, вместе с тем, социальные сети, создание групп интересов в социальных сетях, это уже существует несколько лет. Социальные сети используются активно в качестве пиара компаний и продукции. Вопрос: этой маркетинговой концепцией пользуются многие линейные компании, о какой новинке, о какой революции идёт речь?  
   
С.В. — Я не могу здесь раскрывать всех секретов, но, в любом случае, кроме социальных сетей хорошо нам известных, типа Facebook, Twitter  и прочих, существует такой феномен как виртуальная реальность, трёхмерная реальность, типа Second Life и аналогичных проектов, существует такой феномен как дополненная реальность — augmented realityкоторая сейчас активно внедряется в головы и т.д. Для меня, кстати, это было одним из факторов, который перевесил мои сомнения и страхи в этом проекте, потому что, я считаю будущее человечества в целом, будущее эволюции человека это ступень, степень интеграции обычной и виртуальной реальности и я думаю, что нам вместе, когда я говорю «вместе» я имею ввиду довольно широкий объём игроков альянса, а не только первые два участника, по силам внести очень интересные тенденции в этот процесс.  
   
А.С. — В основе всё—таки, если речь идёт о бизнесе, в основе, всё—таки продвижение продукции — это электронная коммерция, правильно? Или нет? Если мы о бизнесе говорим, то общение, это всё замечательно, классно, но у вас сетевые проекты, в основе сетевой компании лежит организация сбыта, правильно? Я правильно понимаю, что социальные сети это способ, средство для  организации сбытовой сети?  
   
С.В. — Отчасти да, и в этой организации всё время появляются новые технологии, и мы стараемся следить и сейчас уже будем стараться опережать эти технологии, а с другой стороны в виртуальном мире рождаются свои специфические виртуальные услуги и сервисы. Если брать ту же Вторую жизнь (Second Life), то там огромные деньги тратятся людьми внутри самой сети.  
   
А.С. — Скажи, речь идёт об электронной коммерции, правильно?  
   
С.В. — Смотря как ты понимаешь это.  
   
А.С. — Электронная коммерция, как я понимаю, это распространение продукции с помощью Интернета, вот как я понимаю, магазины, социальные сети.  Социальную сеть можно создавать просто ради интереса, а второе – это может быть инструмент для продвижения продукции, правильно?  
   
С.В. — Ну, если мы посмотрим на тот же Facebook, то эти два аспекта уже абсолютно не отделимы друг от друга. Я уверен, что социальные сети будущего они не будут делиться на развлечения или не развлечения или бизнес. Это будет такая же реальность. Вот мы сейчас сидим в отеле, этот отель с одной стороны бизнес, а с другой механизм комфорта и развлечения.  
   
А.С. — Серёжа, ты смотришь с точки зрения потребителя, я смотрю с точки зрения бизнеса. Две компании создали альянс. Цель любой компании — извлечение прибыли, правильно я понимаю, что речь идёт об извлечении прибыли с помощью новых инструментов Интернета?  
   
С.В. — Абсолютно правильно, мы планируем извлечь прибыль с помощью новых технологий виртуальных миров.  
   
А.С. — Тогда у меня такой вопрос, очень интересный: я помню, что 10 лет назад компания «Gloryon» выступила пионером электронной коммерции, помнишь это время, да? И в частности, компания заявляла о том, что через небольшое время через десятки тысяч менеджеров Интернет компании, у них будет продаваться тысячи продуктов «Gloryon», помнишь такое? Вопрос: прошло 10 лет, насколько успешно  реализована в «Gloryon» идея продвижения продукции по Интернету? А если более сфокусировано – какова доля товарооборота компании, совершаемая с помощью Интернета? Не в цифрах, а в долях?  
   
С.В. — Если брать чисто виртуальную часть, то мы её всегда оценивали не более чем в 15–20%. Дальше можно спорить о том, много это или мало.  
   
А.С. — Серёжа, я сразу могу сказать, что у меня другие цифры, мой источник дал другие цифры, что доля едва превышает 5%.  
   
С.В. — Я думаю, что всё—таки ближе к 15%. А с другой стороны, если посмотреть на наличие сервисов, которые используются для  заказов, оплаты информации, то даже люди, далёкие от Интернета и продающие продукцию исключительно лицом к лицу, пользуются не одним, а даже несколькими сервисами, т.е. с точки зрения внедрения Интернета в сетевой маркетинг мы за эти 10 лет прошли огромный путь.  
   
А.С. — Серёжа, интересуют результаты, мы же не процесс оцениваем, какой путь? Я уверен, что «Gloryon» прошла огромный путь, меня интересуют конкретные результаты. Являются ли доходы от электронной коммерции значительной частью доходов «Gloryon»?  
   
С.В. — Саша, как это можно отделить?  
   
А.С. — Вы же говорили, что занимаетесь электронной коммерцией, делали ставку на это. Я хочу понять, 10 лет прошло, насколько это успешно,  вот вы сами как оцениваете? Это успешно или не успешно?  
   
С.В. — Естественно, мы не удовлетворены текущим результатом и мы считаем, что он мог бы быть на много больше, но, как известно, история не терпит сослагательного наклонения.  
   
А.С. — Что выросло, то выросло?  
   
С.В. — Ну не совсем так, скажем так: как ты видишь, мы не отказываемся от этой идеи, а продвигаем её дальше и это не значит, что те сервисы и те системы, которые существуют сейчас, от них мы откажемся. И от них мы не откажемся, в любом случае, за Интернетом будущее, за электронной коммерцией будущее и мы планируем использовать это будущее по максимуму.  
   
А.С. — Я не случайно задал этот вопрос. Вот смотри, Серёжа, что получается: «Gloryon» 10 лет занимается электронной коммерцией, и доля в товарообороте составляет: по твоим данным 10–15%, по моим данным — 5%. «Universe» год назад начала действие по созданию социальных сетей и, опять же по моей информации, пока не очень в этом преуспела. При этом возникает вопрос: на чём основана ваша уверенность, что у  вас получится создать самую крупную в истории Интернета, гигантскую международную сеть? То есть вопрос такой: ребята, откуда ресурсы?  
   
С.В. — Это цель. Цель. И здесь  я  чётко хочу разделить фазы альянса. Тот документ, который ты цитируешь, он направлен в будущее и мы только что сказали, что он направлен на определённый тип людей. Я всячески поддерживаю его как цель, но, как человек, более прагматичный, меня интересуют выгоды альянса на первом этапе. И я считаю, что нам сейчас, не упуская из виду вот этой масштабной цели, важно сосредоточиться на простых  выгодах, которые даёт союз двух компаний. На уменьшение издержек, на проникновение в большее количество регионов, на использование всех достижений в образовании и мотивации, на расширение списка балловой продукции, на увязку инфраструктурных моментов, т.е. реально сделать ту черновую работу, которую сделало то же самое европейское сообщество, стирая границы, внедряя евро и сделали авиакомпании, стыкуя расписание так, что теперь, летая по всему миру, летать стало намного удобней.  
   
А.С. — Это первый этап?  
   
С.В. — Это первый этап, и в какой момент, каким образом мы придём в этот глобальный этап сейчас, естественно, нет оперативной ясности…..  
   
А.С. – А может быть, и не придёте? То есть через 20 лет «либо ишак сдохнет, либо султан». И о больших социальных сетях уже никто не вспомнит?  
   
С.В. — Саша, мир меняется очень быстро и возможно, что через год появится что-то третье, что, естественно, привлечёт внимание, но на данный момент оба игрока вовлечены, по-хорошему вовлечены в виртуальное пространство, у обоих игроков есть там определённые достижения, есть энергия, почему бы не объединить эти достижения и энергию.  
   
А.С. — Почему бы нет, кстати, по поводу новой продукции. Вот опять я, но я лингвист, по образованию, поэтому я уцепился за слово «выпуск продукции мирового эксклюзива». Серёжа, что это за мировой эксклюзив, объясни мне, пожалуйста.  
   
С.В. — Саша, этот документ изначально был написан на французском языке.  
   
А.С. — Ребята, а у вас что, русского переводчика адекватного нет, что ли?  
   
С.В. — А задача была выпустить его как можно скорее, до того как слухи просочились. И я тебе говорил о том, что сейчас будут более выдержанные, более точные формулировки и т.д.  
   
А.С. — А вот вопрос про «глубокие исследования учёных научного отдела России, США, Европы и Китая»? Знаешь, что меня поразило? На сайте компании «Universe» вообще нет информации о компании, там фотография Фабриса во всей красе и я не знаю даже какая это компания, из какой страны, нет нигде ни телефонов, ни координат, ни где эта компания живёт. Ну, Бог с ними. А вот почему на сайте «Gloryon» в открытой части нет адреса, контактов. Где это всё? И где сообщение об отделе учёных, которые над этим работают? Как понять, где эти учёные?  
   
С.В. — Саша, ты ставишь меня в тупик, т.к. это есть на самом деле в открытой части и то и другое, у нас есть очень глубокие работы по апробации наших продуктов.  
   
А.С. — Я не говорю сейчас про  «Gloryon». Где вот то, что говорили «учёные над мировым эксклюзивом»? Кто эти учёные?  
   
С.В. — Наш научный отдел работает 10 лет и действительно, мы пользуемся услугами очень серьёзных учёных, лабораторий университетов,  
   
А.С. То есть это ресурс «Gloryon» правильно? Я то имею ввиду общий ресурс. Это не ресурс  «Universe»?  
   
С.В. — Нет, это не ресурс «Universe».  
   
А.С. — Тогда всё понятно. Про ресурс «Universe» тогда ещё вопрос: входит ли в число продуктов, которые появятся в прайс—листе  «Gloryon» знаменитый продукт «Волюпта»? Некоторые лидеры «Gloryon» с тревогой пишут о перспективе проведения школ по обучению этому продукту. Как ты к этому продукту относишься?  Это фишка Фабриса.  
   
С.В. — Этот вопрос мы задавали Фабрису, наши лидеры задавали Фабрису. Он ответил, на мой взгляд, максимально чётко с бизнес—позиции. Он назвал те объёмы продаж, которые были сделаны на «Волюпте» за последние годы.  Они настолько убедительны, что дальше можно спорить, смеяться, иронизировать, но продукт востребован, для него есть рынок, а те, кто не захочет с ним работать, не будут с ним работать.  
   
А.С. — Т.е. главный показатель это прибыльность от реализации продукта.  
   
С.В. — Да, товарооборот.  
   
А.С. — И третья группа вопросов, под общим заголовком: как это происходило? Вот я цитирую письмо своего корреспондента, который пишет, что «Решение об объединении, об альянсе, не обсуждалось в широком кругу. Оно было принято единолично президентом и узкой группой лидеров, и нас поставили в известность, что мы теперь в альянсе. И мы были в шоке, если бы мы были наёмные сотрудники, руководство могло бы просто поставить нас в известность, не интересуясь нашим мнением. Но мы партнёры компании, от эффективности которых зависит благосостояние. Как можно было с нами не посоветоваться?». Вот прокомментируй, как это происходило, кто был в курсе, как принималось решение?  
   
С.В. — Здесь нужно подчеркнуть, что личные и дружеские отношения Сергея Булавченко и Фабриса Керерве существуют уже давно. И переговоры о тех или иных формах сотрудничества существовали тоже давно — это первое. Второе — ещё более важно подчеркнуть, что существование альянса, а альянс это надстройка, существование альянса не повлияет на внутреннюю жизнь самих компаний, т.е. останется тот же самый маркетинг-план, план вознаграждений, останутся те же самые линейки продуктов, т.е. если кто-то  не захочет пользоваться надстройкой, он может и не пользоваться надстройкой. Т.е. если бы это было объединение или слияние, приводящее к каким-то сильным структурным изменениям, да, естественно переговоры были бы дольше, подробнее и захватили бы больший круг лидеров. Поскольку «Gloryon» и «Universe» остаются в своём первозданном виде и будут работать, как и до альянса, у них просто  появятся некие дополнительные возможности, связанные с другой балловой продукцией, то я считаю, что процесс произошёл очень адекватно. Ну и ещё один момент, помнишь, мы перед этим говорили об эмоциональной встряске, о неком сюрпризе? Но, тем не менее, ты знаешь мою точку зрения, что каждое десятое действие нужно делать за зоной комфорта, и конечно это действие для многих оказалось за зоной комфорта, включая для самих президентов компаний, т.е. я не думаю, что у них не было сомнений, страхов. Я знаю, что были. Тем не менее, я склонен видеть в этом серьёзный эволюционный шаг, я уверен, что к этому альянсу присоединятся другие игроки   и более того, я уверен, что такие союзы сетевых компаний будут появляться и в будущем, причём  в ближайшем будущем.  
   
А.С. — ОК. Опять же касаясь зоны комфорта и дискомфорта. Как в целом отреагировала на создание этого альянса верхушка топ лидеров  «Gloryon»? Как они к этому отнеслись, в каком эмоциональном состоянии они пребывают?  
   
С.В, — Ну, я находился внутри этого процесса. И, наверное, полностью ещё не….  
   
А.С. — Расскажи о своих эмоциях, Серёжа.  
   
С.В. — Я могу сказать, что я пережил и продолжаю переживать весь эмоциональный спектр: и страхи, и сомнения, и радость, и азарт, и драйв. Но я могу сказать точно, что уровень азарта и драйва в последний месяц у меня превышает всё, что было за последние 10 лет, с момента создания компании. Т.е.  на таком уровне креативности и интенсивности, радостного творчества,  предвкушения: а что будет, а как оно будет — я не жил очень давно. И меня это радует.  
   
А.С. — А остальные как?  
   
С.В. — У лидеров, наверное, этот баланс сдвинулся в сторону страхов и сомнения.  
   
А.С. — Ты экстремал, ты постоянно себе встряски устраиваешь?  
   
С.В. — Да, я считаю, что так правильно, потому что иначе система застаивается и перестаёт развиваться, а это в условиях нашей реальности просто смерть, в том числе и рыночная смерть.  
   
А.С.  — Тебе интересно знать о той реакции, которую я получил от лидеров Gloryon?  
   
С.В. — Ну конечно.  
   
А.С. — Рассказать?  
   
С.В. — Ты думаешь, я что—то новое услышу?  
   
А.С. — Мне было интересно. Я сразу скажу: я беседовал не с мелкими лидерами, т.е. это люди, которые занимают определённые статусы и в компании работают очень долго. Часть лидеров дипломатично ответило так, причём одними словами, Серёжа, меня это поразило: «Мы надеемся, что наш президент, знает, что делает. Мы пойдём за ним». Меня это поразило буквально, причём, Серёжа, это было сказано с обречённостью людей, идущих на эшафот. У меня сразу картинка перед глазами: римский Колизей,  гладиаторы, обращаясь к Сулле: «Сулла, идущие на смерть приветствуют тебя!». Т.е. к президенту очень высокое доверие и готовы за ним идти, как шли раньше. Но я историю вашу знаю и как вы ушли и как шли с ним долгие годы. Но при этом подтекст! и он, подтекст,  даже был вербализован: но в глубине души мы надеемся, что пронесёт, что альянс не состоится, что президент поиграет в свою новую игрушку и потом всё рассосётся и будет по-старому. Ну, вот такой уровень доверия, я просто восхитился.  
Это первая реакция. Вторая половина ответила так: это шизофрения и мы в ней участвовать не будем, поэтому мы сейчас подчистим концы и свинтим оттуда в другие проекты. У меня к тебе вопрос, т.е. я не обсуждаю реакцию, каждый имеет право на своё. У меня вопрос в другом, предусматривали вы, что решение об альянсе вызовет столь полярные реакции. Если да, то может быть, стоило провести какую-то более длительную кропотливую работу по подготовке умов.  
   
С.В. — Здесь опять мы сталкиваемся с сослагательным наклонением, может быть, и стоило.  
   
А.С. — Вы предполагали?  
   
С.В. — Да, мы предполагали. И реакция не сильно отличалась от той, которую мы предполагали, т.е. если и отличалась, то достаточно немного. Но я рад, что эта новость,  даже на тебя, человека не очень эмоционального, оказала такое влияние, что ты всё интервью сильно обостряешь, очень эмоционально подходишь к этому. На мой взгляд, реакция вполне адекватная и нормальная. Уровень доверия как  наших лидеров к нам, и в первую очередь к Сергею Булавченко, так и лидеров Фабриса к Фабрису он тоже вполне адекватный для  сетевой индустрии. Склонность всё видеть в черно-белом цвете, это стандартная сетевая склонность. Единственное, что я, может быть, сделал по-другому и на чём я сейчас фокусируюсь:, я бы меньше акцентировал на глобальной картинке будущего, что естественно больше стратегия Фабриса, а больше бы сосредоточился на реальных сиюминутных выгодах, которые есть, которые несомненные и именно на этом я планирую сосредоточиться в ближайшее время, как письменно, так и устно, в общении с лидерами, в общении  с  сетевиками. Я верю в будущее таких образований, таких союзов, таких альянсов и какие бы эмоции сейчас не были, это мою веру не поколебало.    
   
А.С. — Ну, про Фабриса ты уже говорил, очевидно, предугадывая очередной мой вопрос к тебе, тем не менее, я его всё-таки озвучу. Эта группа вопросов четвёртая, под общим заголовком «А кто наш партнёр?». И здесь я, чтобы не заниматься творчеством, просто зачитаю тебе цитату из письма лидера «Gloryon»: «Давайте посмотрим, кто представляет собой альянс. С одной стороны …»  
   
С.В. — Вопрос там корректный?  
   
А.С. — Абсолютно корректный, и потом это же факты, я же не придумываю ничего, что написано, то и написано. Вот есть факты. «С одной стороны, компания «Gloryon»  была создана 10 лет назад, командой профессиональных сетевиков, добившихся очень крупных успехов в других сетевых компаниях и решивших организовать свою. За 10 лет работы «Gloryon» заняла достойное место в российском сетевом маркетинге. Это компания с качественным продуктом,  крепкими лидерами и хорошими традициями». Ты согласен с этими фактами?  
   
С.В. — Да. Абсолютно.  
   
А.С. — Отлично. «Другая сторона альянса — компания, которую возглавляет г-н  Фабрис Керарве. Это человек, который 2 года был президентом компании Vision и  был вынужден уйти в результате конфликта с главным акционером и основателем.  Затем, в течение последующих 10 лет Фабрис последовательно организовал сетевые проекты IpsumOne to OneMylexxusKGC,и ни один из этих проектов не состоялся по-настоящему. Через пару лет прекращал существование, а в KGC все закончилось публичным скандалом, конфликтом с основными партнёрами, открытыми письмами и расколами». Это факты?  
   
С.В. — Да.  
   
А.С. « Откройте Яндекс и наберите в поисковике «Фабрис Керарве», на первых местах вы увидите материалы, озаглавленные «Величайший лохотронщик планеты», «Все афёры Фабриса Керарве» и так далее». Это факты?  
   
С.В. — Нет. Стоп. Здесь я уже скажу, что если набрать «сетевой маркетинг», то тоже много чего…  
   
А.С. — Серёжа, не уводи разговор. Мы сейчас говорим о вашем партнёре. Если набрать в Яндексе его имя, вылезает следующее, это факт. Дальше, смотри «сотрудничество с партнёром с таким послужным списком, превращает альянс в мезальянс. А название компании  «GloryON»  скоро придется переименовывать в «GloryOFF». Прокомментируй, пожалуйста, давай отделим факты от оценок, но, по-моему, оценок здесь нет. То, что приведено — это факты.  
   
С.В. — Я скажу об этом так, что одни из главных рисков, которые мы рассматривали – это репутационные риски Фабриса. И он сам прекрасно понимает, что его репутация, мягко говоря, не однозначна. И если говорить на бизнес-языке, то есть активы, а есть активы с обременением, так вот это актив с обременением. В результате нами было принято решение, что потенциальные выгоды от этого шага превышают потенциальные риски — раз, и что тот актив, который мы получаем в результате объединения, в результате альянса, он компенсирует те обременения, которые мы получаем. Скажем так: наверно мы бы не пошли на слияние компаний, по вышесказанным причинам, но ситуация, когда контроль над управлением  «Gloryon» остаётся полностью в наших руках, также как и контроль над  управлением «Universe» остаётся в руках Фабриса. И ситуация, когда мы планируем расширить число участников альянса и это не секрет, я могу открыто сказать, что первое на что люди, с которыми я разговаривал, обращают внимание, это то, что ты сказал, на репутацию Фабриса, но затем они помещают это в определённый контекст потенциальных  выгод, рисков и т.д. и каждый принимает своё решение. Риски реальны и они взвешиваются.  
   
А.С. — Серёжа, вот у тебя проскочило всё-таки слово «слияние», а раньше ты говорил об «альянсе» это разные вещи. Так всё-таки слияние предполагается?  
   
С.В. — На данный момент нет. Мы не исключаем, как не исключаем ни одну бизнес-стратегию, но на данный момент даже не прослеживаются какие—то определённые шаги к этому. И самое главное, мы не ставим такой задачи.  
   
А.С. — А вот, например, такая штука как общие мероприятия альянса? Общие школы, общие поездки, такие формы предполагаются?  
   
С.В. — Да, мы рассматриваем такие формы и более того, есть план тестовых мероприятий для лидеров, на которых как раз будет реально оценено степень нашей близости или отдалённости. И будет дальше принято решение, насколько нам сближать системы обучения лидеров или не сближать.  
   
А.С. — Ну, вот ты, как профессионал в системе обучения, воспитания, я знаю огромное количество статей, ты реально не можешь не понимать, что стилистика работы лидеров «Gloryon» она кардинально отличается от стилистики работы компании «Universe». Так? И вот у меня опять, я зачитаю, просто плач сердца одного лидера (Gloryon): «Мы совершенно разные. Нас воспитывали, нас обучали, с нами проводили различные интеллигентные мероприятия. А лидеры Фабриса воспитаны на жесткой мотивационной вздрючке. Как мы вместе будем работать?». И как ты предполагаешь, произойдут ваши общие мероприятия? Более того, я тебе даже выскажу опасение: не будет ли это вместо альянса – поглощение, одной структурой, более агрессивной и более активной — другой?  
   
С.В. — Я начну с конца. Страхи о взаимном поглощении существуют с двух сторон. И это как раз спор о том, что первично: дух или материя? Потому что в одном случае мы видим явный огонь духа, без материальных корней, а в другом случае мы видим много материальных корней, но уменьшившийся огонь, по сравнению с первыми годами.  Это первое. Второе: ты знаешь, как я не люблю чёрно—белый мир, полярный и слова типа «абсолютный» и «кардинальный». Да, мы отличаемся, и это отличие можно измерить, и в рамках этого отличия есть куда сближаться. Т.е. есть чётко те элементы, которые я вижу, что мы можем позаимствовать у Фабриса и его лидеров, и есть то, что, на мой взгляд, им имеет смысл позаимствовать у нас. И первые две вещи, которые я вижу возможности позаимствовать — это мотивационные технологии и технологии работы с окружением. Особенно второе. По определённым причинам мы не могли этого достичь в нашей компании с самого начала, потому что и руководство компании и лидеры вышли из одного «гнезда», из одного круга и именно поэтому эти технологии не родились и не возникли в «Gloryon» за 10 лет. Мы вполне можем их внедрить сейчас. И то же самое нам есть чем делиться – определённой культурой работы с продуктом, определённой обстоятельностью. Кстати, хорошая метафора: разница между немецким и французским менталитетом, на мой взгляд, не меньше, чем разница между глорионовским и менталитетом «Universe», и тем не менее Германия и Франция, их союз стал основой европейского сообщества. Вот эта немецкая обстоятельность и французский огонь, я не вижу никаких препятствий, чтобы что-то аналогично произошло у нас. 
   
А.С. — Можно я продолжу? Тоже метафора: на мой взгляд, здесь речь идёт не об альянсе Франции и Германии, а о возможном альянсе Франции и Гвинеи Бисау, т.е. разница более велика, чем тебе кажется. И разница в традициях, в том числе.  
   
С.В. — Точно так же я могу сказать, что она меньше, чем тебе кажется. И эта метафора обостряет ситуацию неоправданно, Саша. Хотя бы просто по объёмам, по товарообороту, по истории. Мы разные, но мы сравнимы по многим параметрам.  
   
А.С.  — Т.е. вы готовы себя, «Gloryon» поставить в сравнение с проектами Фабриса, т.е. вы готовы признать, что вы на одном уровне по многим параметрам находитесь.  
   
С.В. — Знаешь, Саша, даже если не брать историю «Vision», а брать последующие проекты Фабриса, и смотреть на размер мероприятий, количество людей в зарубежных поездках, объём товарооборота, чеки лидеров, то это сравнимые величины.  
   
А.С. — А результаты?  
   
С.В. — Есть, как ты говоришь, непреложный факт, что каждые 2 года Фабрис приводил компанию к банкротству и именно этого мы хотим помочь ему избежать в данном альянсе.  
   
А.С. — Т.е. вы его на поруки берёте? В трудовой лагерь, исправительный, для подростков?  
   
С.В. — Саша, ты обостряешь, а обещал этого не делать.  
   
А.С. — Мы уже близимся к концу интервью, оба устали. И у меня к тебе последний, пятый вопрос.  
   
С.В. — Саша, я хотел сказать, что я вижу в Фабрисе потенциал, я вижу в нём ценность, вижу в нём яркую личность со своими недостатками и для меня было важно, и для Сергея Булавченко было важно понять, что то, что делал Фабрис, он делал не злонамеренно, что это не было его запланированным действием, и что он действительно больше увлекающийся харизматик, чем хитрый злодей. Вот я в этом убеждён, что Фабрис не является хитрым злодеем, который банкротил свои компании, для того, чтобы что-то не выплачивать и т. д. Он действительно увлекающийся человек, идеи и эмоции которого заводили дальше, чем имело смысл заводить бизнесмена. В ситуации альянса у нас будет возможность помочь ему избежать этого в очередной раз.  
   
А.С. — Пользуясь случаем, если у тебя будет такая возможность, я бы с удовольствием побеседовал с Фабрисом, но у меня нет на него прямого выхода. Если у тебя есть возможность устроить наше интервью, я бы ему задал эти все острые вопросы и побеседовал бы лично с ним. А пока, в завершение нашего интервью, я тебе задаю последний пятый вопрос, на сей раз лично от меня. Серёжа, на твоём личном сайте ты пишешь, что любой свой выбор ты проверяешь вопросом: а даст ли это мне свободу? Вопрос такой: даёт ли вступление в альянс компании «Gloryon», сооснователем которой ты являешься, лично свободу тебе и в чём именно?  
   
С.В. — Отчасти я уже ответил на этот вопрос, что последний месяц я ощущаю изменившийся масштаб и изменившийся уровень энергии вот этой глобальной игры, который есть наш бизнес глобальных возможностей. Я вижу намного больше дверей, а свобода это и есть виденье дверей и возможность войти в двери. Я вижу большее применение своим умениям, своим силам. Мне намного интереснее, чем много лет до этого. Поэтому ответ на это — 100% да. Я вижу в этом проекте больше свободы для меня лично.  
   
А.С. — Ну что же, на этой оптимистичной ноте, я думаю, мы завершим интервью. Серёжа, ещё раз искреннее тебе спасибо, за то, что ты согласился открыто отвечать на эти вопросы, в числе которых были острые и нелицеприятные. И, собственно говоря, ты говорил о своей мечте, о создании альянса и т.д., у меня тоже есть мечта, чтобы я мог встретиться с любым ньюсмейкером, любым руководителем компании, топ лидерами компании, чтобы они также открыто и искренне отвечали на вопросы, связанные с их деятельностью. И чем больше и чаще это будет происходить, тем наш бизнес будет прозрачней и привлекательнее для социума.  
   
С.В. — Сергей Булавченко уже обещал тебе интервью, и я уверен, что Фабрис за ним последует.  
   
А.С. — Тогда до новых встреч. Я благодарю тех, кто читал, а наше с Сергеем интервью есть возможность прокомментировать на сайте и высказать своё мнение и отношение. До свидания. До новых встреч.

Возврат к списку

 Оцените качество материала
Рейтинг статьи: 131 Проголосовало: 40
1
2
3
4
5
Обсуждения | добавить комментарий
Все течет, все изменяется.... Перемен - видно, требуют чьи-то сердца...)
Алена Антоненко, 22.10.2010 21:15:20
Несогласен. Люди в этой игре могут быть как картами, так и игроками. Это зависит от той позиции,которую вы выбираете.
Станислав Казаков, г.Пермь, 22.10.2010 10:07:25
В отношении вопросов, которые задавались, хочу уточнить что компания one to one mylexus kgc - это один проект, который развивался через этап предоткрытия - one to one, затем этап mylexus при развитии Европы и стран СНГ и полностью самостоятельного развития KGC. В этом проекте за 7 лет был сделан товарооборот 300 000 000 евро и выплачено в сеть 150 000 000 евро. Наврядли стартующие сетевые компании могут за первые годы сделать такой рост. Так что не очень корректно считать это неуспехом Фабриса. Как раз многие хотят научиться именно так строить бизнес. Youniverse это новое направление, которое было решено развивать и как следствие были партнеры, которые отошли, оставшись в парадигме только сетевого бизнеса. Потому, если говорить без эмоций на языке конкретных фактов сила этого альянса и каждая из сторон будет в выигрыше.
Екатерина Зыкова, 21.10.2010 16:25:09
Карты перетусовываются и начинается новая игра. Только карты - это люди.
Артём Калинин, 19.10.2010 12:43:57

Ваш комментарий:

Правила комментирования


Все поля обязательны для заполнения

spec12cover.jpg

Рассылка А. Синамати

Ваш email:
email рассылки Конфиденциальность гарантирована
email рассылки
 
1.png

rassilka.jpg